Черные дыры есть не только в космосе

Сулакшин С.С. 23.10.2020 23:03 | Политика 64

Что общего и в чем различие между ельцинскими ГКО и путинскими ОФЗ?

И ГКО и ФЗО — это способ заимствования финансовых ресурсов государством, когда в государственном бюджете образуется дефицит, опасный с точки зрения инфляционных процессов и социально-политических последствий. Обычно это бывает когда государство попадает в форс-мажорные условия предвоенных, военных или каких-либо природных техногенных катастроф, разбалансирующих экономический механизм создания новых ценностей в расширенном экономическом воспроизводстве. Или при убогом и вороватом госуправлении.

В этом случае налоговые платежи или бюджетные платежи государственных предприятий не обеспечивают сбалансированный госбюджет, с его обязательными тратами на армию, чиновников, социалку и другие государственные нужды.

Путинизм в России, десуверенизовав страну, насадив её на экспорт преимущественно сырья, и, в условиях падения цен на сырьё и объёмов его закупки, обвалил бюджет, дефицитный уже на 15%. Восполнить дефицит за счет расширенного воспроизводства внутри страны в силу разгрома производства невозможно, поэтому появляется необходимость в заимствованиях. Так на финансовом рынке появились Облигации федерального займа (ОФЗ). Точно также в 90-х годы появились Государственные краткосрочные обязательства (ГКО) — цель и тех и других была и осталась — заткнуть дыру в бюджете.

Большой разницы между ельцинской и путинской моделями экономики нет: и та и другая разрушали реальный сектор, но Путину судьба, или хозяева мира, что нельзя исключить, подарили период высокой доходности от экспорта углеводородов — именно это окончательно превратило Россию в сырьевую страну и придаток Запада.

Некоторая разница в том, что в ельцинское время в финансовой системе была очень высокая инфляция и фактически Правительство Черномырдина, но главным образом Правительство Кириенко создали из государственной финансовой системы пирамиду МММ. Эмитировались ГКО с высочайшей доходностью, большей чем уровень инфляции, а дальше — погашение этих ГКО осуществлялось государством за счет выпуска новых ГКО. То есть, производство при этом не работало, средства, создающие источники новой доходной базы госбюджета, не генерировались, а создавались долги. Полученными от продажи ГКО средствами затыкались дыры по бюджетным статьям расходов: в первую очередь выплачивалась зарплата чиновникам, людям в погонах, чтобы обеспечить их лояльность. А в итоге этот принцип пирамиды, когда следующий выпуск ГКО позволяет погашать предыдущий, а для его погашения, делается следующий выпуск и т. д., привёл к неизбежному результату: пирамида обвалилась в 1998 году. Кinder сюрприз объявил государственный дефолт, сильнейшим образом ударивший по народу.

Сейчас инфляция гораздо меньше, чем в конце 90-х, хотя не такая, как заявлена официально — по моим экспертным оценкам инфляция в три раза больше. В условиях меньшей инфляции у нынешних ОФЗ меньшая доходность и большие сроки погашения, а принцип точно такой же. Эти займы идут не на развитие страны, не на создание расширенного воспроизводства, не на производство реальных благ и увеличение доходной базы бюджета, а на затыкание дыр. Причём доходность ОФЗ, сравнительно с процентами, которые предлагаются в банковской системе за пользование заемными деньгами, всё равно гораздо больше. И возникают любопытные схемы даже не коррупции, а мегакоррупции, когда Центральный банк через увеличенный объем РЕПО финансирует избранные юридические лица (назовем их счастливчиками) немногим числом: на последних аукционах было всего 3–4 участника. Нерезиденты в аукционах уже практически не участвуют, во-первых, они ждут санкций по государственному долгу России, во-вторых, понимают, что этот путинский долг скоро обвалится.

Итак, дают избранным российским юрлицам государственные деньги. Они эти деньги возвращают государству, покупая ФЗО, и этими деньгами Минфин затыкает дыры. Почему Минфину нельзя эти деньги передать в финансовый контур страны напрямую? А потому, что в нынешней кривой схеме избранные юрлица из бюджета получают процентные выплаты доходностью примерно в два раза больше, чем проценты по кредитам Центрального банка России! Такой вот супердерибан государственного бюджета, носящий название — путинизм. Будущего у такой системы нет, впереди у неё только крах.

Нам эти примеры полезно иметь ввиду при излечении в скором будущем страны, при построении здоровой, производящей экономики. Экономики короткого плеча: на национальной территории произвёл, распределил и потребил и только часть ресурсов и товаров получаются и обмениваются через трансграничные акции.

Степан Сулакшин


Автор Степан Степанович Сулакшин — д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор, гендиректор Центра научной политической мысли и идеологии.


Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю